граммарнаци

Верхний пост

Здесь матерятся, оскорбляют чувства верующих, разжигают ненависть к социальным группам мудаков, идиотов и бюрократов.
Здесь встречаются фоточки еды, детей и животных.
Здесь не встречается реклама, если вы видите пост про какую-то девайсину - значит, она мне действительно нравится, и я ей действительно пользуюсь.
В этом посте можно сообщить, что Вы не бот и не тролль. Но это необязательно - я получаю уведомления о добавлении во френды, просматриваю журналы добавивших и иногда добавляю ответно. Если мне интересно, конечно.

АВМЯК

Если вдруг вы захотите дать мне денег на детей, крыс, обслуживание авто или просто на кофе для чиффоньки, то вот.
И нет, мне не стыдно.

"Какие же мы все одинаково покалеченные"

Люди, добрые люди,
Пусть наш мир добром,
Добром прибудет!

Родители любят (любили? Я не знаю, как в этой новой нормальности, где детей водят за ручку до армии) пугать детей дурной компанией. Типа, свяжешься - попадешь в неприятности, тебе там будут предлагать алкоголь, наркотики и беспорядочные половые связи.
Я как-то дежурно вызываю у людей доверие и уверенность в моей крепкой нервной системе. Мне иногда вываливают такое, что тошно жить. Некоторые рассказывают в момент душевной слабости и алкогольного опьянения, иные - просто походя, отчего делается еще страшнее. Как ни странно, самые жуткие истории - совсем не про дурные компании. Они есть, конечно, но, правда, единичные. А вот от того, что люди рассказывают о своих родственниках, у меня каждый раз волосы на загривке дыбом встают. И вот опять...

Родители, "самые близкие люди на свете"(tm) - действительно очень близкие. Боль в том, что эти близкие люди знают своих детей, как облупленных, а значит, им известны все болевые точки. Моя собственная маменька способна вывести меня из себя за полторы минуты. И это она относится к числу неплохих родителей, не желающих сделать действительно больно. Она действительно не говорит ничего такого. Она правда заботится обо мне - в своем понимании заботы. Но что было бы, если бы она захотела меня обидеть? Впрочем, пару раз было. Обидеть не вышло, но ярость и кровавую пелену в глазах я словила. То, что мне иногда рассказывают, вызывает желание убивать у меня, постороннего человека. Иногда кажется, что психологическое насилие над детьми - это абсолютная норма жизни. И эти люди поддерживают отношения с семьей. Я знаю только одного человека, который способен сказать "я ненавижу свою мать", хотя у него далеко не самый тяжелый случай. И это один из самых сохранных психически людей вокруг меня.

Так вот. Мою компанию мои родители едва ли назвали бы хорошей. Нет, строго говоря, все относительно приличные люди, не воры и не убийцы, даже не политики. Да, дохрена неудачников, ну так и я родительских ожиданий не оправдала. Перверсии - в ассортименте, от банальной уже нетрадиционной ориентации, до тяжелых расстройств психики. Зависимости и мании - тоже в количестве. Но мой бог, эти люди - благородные доны в сравнении со среднестатистической "желающей только добра мамашей". Как бережно они говорят "дорогая, возможно, следует обратить внимание на эту проблему", как осторожно они высказывают мнение о мудаке, с которым на одном поле срать не сели бы, как они безусловно принимают друг друга такими, какие есть, даже если это "как есть" не укладывается ни в какие морально-этические рамки. А уж если сказать что-то неприятное жизненно необходимо, то это будет сказано с таким количеством реверансов, что обидеться будет совершенно невозможно.

Но "мы безобразны и злы", а они - нормальные. Ну, среднестатистические. У меня сверху, снизу и сбоку живут предельно нормальные люди. Вот только храни меня господь от этих нормальных людей. Мне с калечными уродами как-то комфортнее.

(no subject)

Мысль на ночь глядя.
Все девочки, которые хоть раз были у дамского врача, видели там два мусорных контейнера, в одном белый мешок, в другом жёлтый. В желтый выкидывается все, что проконтактировало с любой, даже абсолютно здоровой пациенткой, в белый - все остальное. На жёлтом мешке написано «опасные отходы», и утилизируется его содержимое несколько иначе, чем простым выбрасыванием в помойку. В тубдиспансерах можно встретить ещё красные мешки для отходов класса «В» - предметы, контактировавшие с больными опасной инфекционной болезнью.
Так вот. У нас пандемия, пиздец и ужас, болезнь страшная и опасная, носите, граждане, маски и перчатки, обливайтесь дезрастворами и вообще, сидите дома и бойтесь. Одна маска на два часа. И выкидывайте их в урны. Мы их свезём на свалку, где в и без того изуродованных человеческим дерьмом крысах и прочих животных вирус домутирует до совсем инфернальной хрени, а потом бомж Василий сожрет ту крысу. Но это уже совсем другая история.

P.S.: да, я в курсе, что вирус долго не живет без носителя. Но сюжет хороший.

Безотносительно

Последний конфликт на национальной почве, который я припоминаю (не считая Бирюлевского цирка) - 2010 год, убийство Егора Свиридова.
Я в январе была в Москве, на все той же Манежке. Никаких следов погромов (мало ли, СМИ умолчали), плафоны на Охотном заменили, на улице равно были представлены и гости столицы, и бритые детишки в бомберах. И менты, много ментов, которые просто присутствовали так, что их было видно с любой точки. И так тихо, спокойно, взаимно вежливо и предупредительно. Наверное, в те дни Манежная площадь была самым безопасным местом в Москве.

Так, вспомнилось.

(no subject)

Когда мне было лет 18, папа иногда звал меня на кухню со словами «пойдём покурим». Мне при этом сигарет никто не давал, это означало лишь то, что папа хотел включить вытяжку и поболтать без свидетелей. Он и сейчас иногда меня так зовёт, когда я приезжаю.
Я тоже так теперь говорю. Некурящей коллеге, когда хочу помыть кости начальству, подруге, когда хочу пожаловаться на жизнь, другу, когда хочу сказать то, что не надо слышать его жене.
Мама моя - местами очень умная женщина. Она никогда не спрашивала: «А можно с вами?» Черт, когда этот вопрос задан, ответ «нет» уже обьясняет все. Поэтому «конечно, можно,» - и я опять давлюсь словами, опять держу в себе, а потом взрываюсь так, что никто уже не рад.

Котики и зайчики, если кто-то смотрит кому-то в глаза и говорит: «пойдём, покурим,» - вас там не ждут. Вы покурите попозже, или в другом углу, или под вытяжкой. Ну серьезно, большие же уже мальчики и девочки.

(no subject)

У нас было 4 килограмма сахара, 6 пачек геркулеса, 2 пачки гречи, полмешка муки и целое море консерв разного объема, дешевые шоколадки, а также манка, пшено, рис, два литра подсолнечного масла и 6 пакетов яблочного сока. Не то чтобы это был необходимый запас для карантина, но если завёл детей, трудно отказаться от пайка в саду. Единственное, что вызывало у меня опасение — это брусничное варенье. Ничто в мире не бывает более беспомощным, безответственным и порочным, чем человек на карантине с банкой варенья. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь.

(no subject)

Я научилась (заново вспомнила?) делать две очень важные вещи. В текущей реальности - прям очень-очень важные.
Первая - отлавливать ухудшение настроения до того, как это начнёт влиять на мое поведение. Это очень ценно, когда некуда деться друг от друга, и в любом случае придётся потом разруливать результат. Вчера вот очень вовремя схватила ключи и уехала. Вечер закончился намного лучше, чем если бы я этого не сделала, практически идеально.
Вторая - делать хорошо другим людям просто потому что я могу. Обычно так делают для меня, и о Аллах, спасибо тебе за этих ребят. Забавно, мой милый друг, который существенно подровнял мое психическое состояние этой весной, сказал мне еще давно, что, мол, есть же люди, которые готовы тебе помочь просто так. Я тогда не поняла, да и не собиралась пользоваться чьим-то расположением. Привыкла, что за все надо платить, подчас, тройную цену. Рвануло в марте. У меня не было особого выбора, и я попросила помощи. И получила, причём именно в том формате, в котором мне было нужно. Потом и дорогое мироздание подключилось, я вышла на очень относительную, но норму. И вчера, дезертировав от самой себя, в последней оставшейся мне точке сборки, поймала желание так же помочь другому человеку. Поймала, пощупала и осуществила. И безмерно этим фактом довольна, потому что отдавать куда приятнее, чем брать.



Самолеты не летают, кладбища закрыты, поезда не ходят. Полагаю, на территорию СПБГУ я тоже не смогу попасть. Будем надеяться, хотя бы Канонерский остров мне оставят. Иначе, вероятно, придётся идти на поклон к Грише за ключами от крыши.

(no subject)

Я поехала к подруге. Поскольку машина у мужа, поехала Яндекс.драйвом. Обратно поехали вместе, тоже, естественно, на каршере. По завершении поездки Яндекс.драйв показал мне вот это



А подруге Яндекс.транспорт сказал, что она не дома, и если она хочет вернуться в самоизоляцию, ей следует воспользоваться %список_автобусов%

Яндекс.мамочка следит за нашей безопасностью. жду сообщения «почему ребёнок без шапочки».